Вот и осень заканчивается. Очень уж дождливой была она нынче в наших краях. Люди ворчат на это, а природа: деревья, растения – кажется, радуются долгожданной влаге. И, словно в ответ на дарованную Господом благодать, продолжают одаривать и нас своими яркими красками и зеленью. Загляните в небольшой дворик Казанского женского монастыря в Ярославле. Здесь, как ни в чем не бывало, пламенеют розы, вдоль дорожки тянутся пестрые хосты, бархатцы вытягивают свои рыжие головки из густой зелени. Чего только нет на этом небольшом клочке монастырской земли!

 

Кроме разнообразных цветов, еще и деревья, кусты. Яблони, туи, елки, лиственница, береза. Последняя тут росла еще в те в времена, когда Казанский собор был областным архивом. Многие горожане помнят, каким был тогда этот двор, заросший деревьями­самосадами, из­за которых и собор был не виден.

– Когда эту территорию передали монастырю, первое, что мы стали делать, – освобождать ее от этих деревьев, – вспоминает настоятельница матушка Екатерина (Гаева). – Жителями близлежащих домов это было воспринято так, будто мы уничтожаем зеленые насаждения. Они обращались в Горзеленстрой, было разбирательство. А когда мы объяснили, что собираемся благоустроить территорию, привести ее в порядок, высадить другие растения, – специалисты нас поняли и поддержали, – говорит она.

Однако потребовались годы, чтобы воплотить задуманное. Монахини буквально руками, едва ли не горсточкам, перебирали землю. Она была вся в осколках стекла, битого кирпича. Находились даже человеческие косточки – следы монастырского кладбища, которое было здесь. Нарушили его, когда здесь прокладывали теплотрассу. Косточки те монахини собирали и вновь предавали земле, устанавливая на этих местах кресты. Так была обнаружена и заново устроена за алтарем Сретенского храма могила бывшей игумении монастыря матушки Феофании.

Помогали сестрам во всех этих многотрудных делах и горожане. Привозили землю, сгружали ее, разносили по всей монастырской территории.

– Потребовалось множество машин, землю привозили неоднократно, но она после дождя постоянно куда­то уходила. Здесь, – показывает матушка Екатерина на участок в середине двора, – есть ложбиночка, и земля смывалась туда с других участков.

Однако возделывать почву раз за разом было все легче и легче. А вскоре появились в монастырской ограде, в самом центре города, грядки с чесноком. Зацвела под стенами По­
кровского храма картошка. Сажали ее всю сморщенную, и было чудом, что она взошла, дала плоды. Потом посадили яблоньки, и они тоже прижились. Матушка Екатерина тогда по послушанию нарисовала прообраз будущего двора­сада. Игумения внесла в план свои коррективы. Но на деле все вышло совершенно иначе, не так, как задумывалось. Да и возможно ли сразу устроить все, как хочется, тем более в саду, где растения все же послушны скорее воле Божией, чем даже умелому садовнику?

Ежегодно менялись монастырские цветники. Как­то обители пожертвовали розы, были они переросшие, выбракованные из теплиц, а здесь прижились и даже вызвали немало восхищенных взглядов. Примером в обустройстве розария для сестер было Дивеево. Но лет через пять розы начали вырождаться, превращаясь в обычный шиповник, к которому и были привиты в целях районирования растений. Теперь растут они за монастырской оградой. А в самой ограде, похоже, во­
площается идея своеобразного райского сада, где находит себе место множество разных растений. Они отлично чувствуют себя, хотя всего в нескольких метрах отсюда проходит главная автомагистраль города.

Удивительное дело! Здесь прекрасно соседствуют растения, которые, как говорят ботаники, не очень­то уживаются в других условиях. Например, туи, их в монастырском саду несколько видов. Садоводы знают, как привередливы эти растения, как трудно они приживаются. Как­то в монастырском саду их потребовалось пересадить – прижились и на новом месте, и только одно из деревьев не удалось сохранить.

Выложенные плиткой садовые дорожки разбегаются от площадки Казанского собора. Их обрамляют камни, из которых устроены и альпийские горки.

– Сколько же их по­
требовалось, и откуда они взялись, эти камни? – интересуюсь я. Оказывается, обретены они были во дворе обители. Когда­то он весь был мощен брусчаткой, говорит матушка. Сохранились фотографии монастыря, где видна эта самая брусчатка и монастырский яблоневый сад. Яблони, которые растут сейчас, посажены в память о нем.

Пройдитесь по этим дорожкам. Вот, рядом с кустом, который здесь называют Пасхальным (он первым расцветает на Пасху, по­
крываясь мелкими желтыми цветами) причалил Ноев ковчег. Его для монастыря смастерила одна раба Божия, которая очень хотела приложить свое старание и труды для украшения монастырской территории. А другая прихожанка берет на себя послушание чистить от сорняков дорожки. Так, общими усилиями, трудами и молитвами сестер обители и прихожан, благодетелей, паломников, учащихся православной гимназии имени святителя Игнатия (Брянчанинова), которая находится в пределах монастыря, и продолжается устраиваться этот сад, постоянно обновляясь и пополняясь растениями.

Усердие и труды сестер Казанского монастыря и их многочисленных помощников были в этом году высоко оценены в Кировском районном конкурсе «Ярославль в цвету». Обитель вошла в число его победителей.

– Но наша цель, конечно, не победы и награды, не стремление вызвать чье­то восхищение. А прежде всего – благоукрашение сада Матери Божией, ведь все у нас в монастыре посвящено Ей. И делается для славы Божией. И люди тут трудятся во славу Божию, что и ценно. Нам­то самим многое не по силам. А по молитвам Матерь Божия и приводит сюда людей, которые так усердно возделывают Ее сад, – говорит матушка Екатерина.

Ирина Васильева