Нынешний год напоминает нам сразу о двух датах, судьбоносных для страны. 75-летие большого террора и 20-летие установления празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

Что мы можем рассказать об этих событиях, как мы их понимаем? Что это: национальная катастрофа, закономерный ход истории, неизбежный результат изменения ценностных установок в обществе?..

Но, наверное, самый главный вопрос: стали ли мы достойны ниспосланных нам исторических уроков, стали ли мы хорошими учениками?..

5 февраля, в день памяти новомучеников и исповедников Российских, епископ Рыбинский Вениамин совершил панихиду по жертвам репрессий у памятного камня, установленного в городе Рыбинске рядом с территорией бывшего Волголага. Камень-памятник установлен в этом месте неслучайно. Рядом пролегала узкоколейка, по которой приходили эшелоны с заключенными.

С системой лагерей связались жизни нескольких поколений людей. Дом за колючей проволокой обретали целые семьи. Папы и мамы целыми днями работали в трудовых лагерях, дети жили в детских домах, такие же политзаключенные, как и их родители, только, возможно, не догадывавшиеся об этом. «Был уютней тюряги нас пригревший детдом», — как скажет выросший в рыбинском детском доме известный писатель, сын «врага народа» Иосиф Дик. Сколько судеб прошло через такие лагеря и детские дома, сколько историй могут поведать деревянные бараки, нары и железные решетки…

На ярославской земле было несколько мест, где отбывали наказание «враги народа» и их дети. Наверное, одно из самых известных — Волголаг.

Но не только Волголаг прописался в Рыбинске. Здесь же открыли и небольшой детский дом лагерного типа для детей «врагов народа», видных государственных и партийных деятелей. Привозили сюда ребятишек из разных мест, в основном из приемников-распределителей. Так, один из таких перевалочных пунктов для лишенных родительской ласки и заботы детей находился в «Даниловке» — в московском Даниловском монастыре.

Беда приходила в такие семьи внезапно и была грубой и беспощадной. Взрослых забирали ночью, по очереди. Затем возвращались за детьми. Отправляли в приемники-распределители. Туда везли на поездах, и во время этапирования очень часто родственники, знакомые и близкие теряли друг друга, иногда навсегда.

Таких памятных мест в самом городе Рыбинске много. Помимо закладного камня установлен памятный знак на месте захоронения политзаключенных (пос. Волжский), памятная доска на бывшем здании спецтюрьмы (ул. Димитрова), мемориальная надпись расстрелянным русским офицерам (главное здание Рыбинского музея-заповедника).

Конечно, хорошо увековечить память о людях в камне, но как было бы хорошо оставить ее навсегда в сердце.

В воскресенье, в неделю о мытаре и фарисее, Русская Православная Церковь праздновала Собор новомучеников и исповедников Российских. Их подвигу, а также трагической истории Русской Православной Церкви в прошлом столетии и была посвящена встреча молодежи с епископом Рыбинским Вениамином, которая состоялась 9 февраля в молодежном отделе епархии.

Владыка вот уже более десяти лет возглавляет комиссию по канонизации святых Ярославской епархии и непосредственно знаком не только с церковной историей новейшего периода, но и с жизнью подвижников веры, новомучеников, подвизавшихся в епархии или живших здесь какое-то время.

Владыке задавали самые разные вопросы. Интересовались работой комиссии и критериями, по которым причисляют к лику святых. Спрашивали о том, есть ли сейчас такие подвижники, какие жили несколько десятилетий назад, о которых все читают в книжках.

Чем притягивает наши взоры к себе то тяжелое время? Почему несмотря на внешний житейский комфорт, на более или менее, но все же благополучную социальную обстановку в стране, мы все время что-то ищем в жизненном пути людей той эпохи, ищем ответы на свои личные, глубоко запавшие в душу вопросы? Отчего так близки нам новомученики и исповедники? Трудно ответить на эти вопросы. Но вспоминаются слова святителя Николая Сербского, который однажды заметил: «Святая Русь всегда ожидала спасения не от твари, а от Творца». Может быть, это и заставляет нас остановиться и увидеть в святых самое настоящее человечество, самое настоящее христианство.

Монахиня Екатерина (Парунян)