Трудно подняться на Александрову гору. Так сразу, без передышки, и не получится. Но проторена к ее вершине тропинка.  Идут сюда люди. Кто-то поднимается, чтобы полюбоваться Плещеевым озером и панорамой нашего города, чудных окрестностей. А кто-то идет помолиться, приложиться к Поклонному Кресту, установленному  в память о том, что некогда здесь был монастырь, основанный нашим святым князем Александром Невским.


Люди идут помолиться князю Александру, прямому потомку Великого князя Владимира, крестителя Руси, помолиться  его сыну князю Борису, святому страстотерпцу, который тысячу лет назад водрузил в этих местах на этой земле Святой Крест, основал Никитский монастырь, действующий и поныне…

Но есть и те, кто поднимается на эти вершины по ночам для того, чтобы надругаться над Святым Крестом. Три или четыре Креста уже были спилены, сожжены, унесены. Кто это делает? Сатанисты? Неоязычники? У последних тут и «святыня» своя поблизости есть — «синий камень». Он лежит, можно сказать, у подножия Александровой горы. В городской полиции вам расскажут, сколько уголовных дел и простых бытовых драк происходит около этого камня регулярно, сколько тут бывает всякого такого, от чего и у видавших виды блюстителей порядка иногда мурашки бегут по коже. И, безусловно, эти два места связаны между собой. И конечно те, кто поднимают руку на Святой Крест, кем бы они ни были, вдохновляются и ведутся тем, кто ненавидит Христа, Его Крест, Его Церковь, кто вечно борется с Богом, в том числе и на этой древней земле.

После того, когда сожгли последний Крест православные христиане этой земли недавно установили новый, уже железный.

Я по благословению нашего благочинного его освящал. С трудом поднялся на гору, стал готовиться к освящению. Обратил внимание на то, что на свежеокрашенной поверхности Креста что-то нацарапано, какие-то бессмысленные буквы. А может, не бессмысленные? Ведь и наши буквы — сокращения  на Кресте Господнем понятны далеко не всем?

Устроители новосооруженного Креста смущенно объяснили: «Электродами от сварки нацарапали… когда — не понятно… Ничего, шпаклевкой замажем и снова покрасим».

Да. Замажем, покрасим. Растяжками укрепим. А своротят этот Крест — новый поставим, еще прочнее, еще надежнее.

Протоиерей Андрей Кульков, настоятель храма Александра Невского г. Переславля