Как возвращались святыни… (Окончание)

Елена Анкудинова у святых мощей

Елена Анкудинова у святых мощей

18 марта Русская Православная Церковь празднует память благоверных князей Феодора, Давида и Константина. Для ярославцев благоверные князья – небесные покровители. К этой дате мы публикуем воспоминания Марины Шиманской о возвращении святых мощей Церкви. Материал сопровождается фотографиями Сергея Метелицы.

Святые благоверные князья Василий и Константин

2017_03_16_005_02Если  мощи  ярославских чудотворцев, «путешествуя» по музеям, все-таки никогда не терялись, то мощи князей Василия и Константина  после закрытия Успенского собора  считались  утраченными  безвозвратно.

Василий и Константин были сыновьями первого ярославского князя Всеволода. После  героической гибели отца в битве с татарами на Сити в 1238 году править княжеством пришлось  старшему из них, Василию, которому было восемь лет. Спустя четыре года он съездил к хану в Орду за ярлыком.  Умер Василий во Владимире, куда  в 1249 отправился к Александру Невскому.  Тело князя привезли в Ярославль и похоронили под Успенским собором.

Власть перешла к его младшему брату, Константину. В 1257 году он погиб в кровавой сече с татарами, которая в истории известна как битва на Туговой горе.  Константина захоронили рядом с Василием.  Мощи князей обнаружили нетленными во время строительства нового Успенского собора, но решили их предать  земле. В их житии рассказывается, что во время погребального пения началась  буря с громом и молниями, которую  ярославцы восприняли как гнев Господа. Стихия бушевала  две недели, и архиепископ Ростовский Тихон велел перенести мощи князей в Борисоглебскую церковь, что стояла неподалеку. Там от них начали совершаться  чудеса исцелений слепых, хромых, расслабленных, бесноватых. В 1501 году князья Василий и Константин были причислены к лику святых, а их мощи  заняли свое место в построенном соборе. В XIX веке для них поставили церковь. Здесь  они и встретили революцию.  Что с мощами произошло после закрытия храмов, не знал никто. И только в 1980-х годах они явили себя  в Ярославском музее-заповеднике.

2017_03_16_005_05Заместитель директора  музея  Н.А. Грязнова хорошо помнит, как их нашли:

«Мощи Василия и Константина обнаружились совершенно случайно.  У нас был документ, что   они поступили в музей в конце 20-х годов. Бумага официальная, с фамилиями принявших их хранителей. Это значит, что мощи тогда рассматривали как историческую ценность. Но после поступления судьба их не прослеживалась — даже те, которые начинали работать в 1950-х годах, не видели и не знали, где они могут храниться. И вот в 80-х годах в фондах начался ремонт. Мы стали  освобождать  все  помещения.  И, разбирая  стеллажи, на которых стояла старинная мебель, мы нашли необычные для музея предметы, которые выглядели как  детские гробики. Решили, что их взяли в фонды как образцы  похоронной традиции. Хранитель  А.Ф.  Черторижская  атрибутировала обивку «гробиков» — это была  богатая парча. Значит, наша версия о гробиках  неверна. Хотелось понять, что же это такое. Тогда сотрудница музея Н.Н. Тупицина решила изучить  списки церковных предметов из Успенского собора. В них-то и было описание  так называемых  «детских гробиков»! Это оказались раки с мощами князей Василия и Константина. Мы даже не сомневались, что прежние сотрудники  специально их так далеко спрятали.  Хранители привели раки в порядок, вычистили обивку  и отправили их обратно — под стеллажи.  На всякий случай, подальше с глаз. А в 1989 году, когда началась  перестройка, мы решили передать мощи Церкви. Позвонили в епархию, сообщили о нашем желании. Нас  попросили дать документы, подтверждающие, что это именно княжеские мощи.  Я  нашла опись 20-х годов, и мощи князей Василия и Константина  мы  передали в Федоровский собор».

А  в 2010 году мощи благоверных князей  вернулись на свое законное место — в Успенский собор.  Под сводами   храма «встретились» святые ярославские князья, по-разному служившие  в годы татарского нашествия  своему Отечеству: Константин — вступая в смертельную битву с врагом; Федор — предпочитая сражению дипломатию во имя спасения своей земли. Господь принял княжеские подвиги, как равные, прославив  их мощи  чудотворениями.

Но наш рассказ о возвращении святых мощей  был бы неполным, если бы мы обошли вниманием те неопознанные останки, которые полвека пролежали рядом с ярославскими чудотворцами в храме Николы Надеина. Табличка на витрине гласила — «Естественно-мумифицированный труп человека». Музейщики  продолжали их хранить, не имея надежды на опознание.  И лишь в конце 80-х у священников города, узнавших о мощах, возникла догадка о принадлежности их святителю Иннокентию Иркутскому.

Святитель Иннокентий Иркутский

2017_03_16_005_03Чтобы оказаться у истоков  истории  возвращения  мощей Иннокентия Иркутского в родные места, перенесемся в Иркутск 1988 года.  Но волне перемен местные музейщики  открыли выставку «Сокровища сибирских церквей». Правящий архиепископ Иркутский и Читинский Хризостом побывал на ней и, увидев погребальные одеяния святителя Иннокентия, сокрушался об утрате его мощей.  Он уже знал о том, что в Ярославле есть неопознанные мощи, но, не имея описаний, утверждать, что они принадлежат Иннокентию Иркутскому, никто бы не решился. И документы в музее нашлись!  Они подтверждали, что 24 января 1921 года рака с  мощами святителя была вскрыта, облачения изъяты, а медицинская комиссия освидетельствовала  мощи как сохранившуюся мумию человека. Нашлись фотографии,   сделанные  при вскрытии мощей, и даже их анатомическое описание. Клирики Иркутской епархии с копиями документов поспешили в Ярославль. Там никаких сомнений не осталось — в церкви Николы Надеина были  мощи святителя Иннокентия!  Так почему-же они оказались безымянными?

В марте 1921 года «разоблаченные» в Иркутске мощи  доставили в Москву. Они стали экспонатом в музее Народного комиссариата здравоохранения — «сибирской мумией». После закрытия выставки в Москве мощи святителя отправили в антирелигиозный музей Ярославля.   В Иркутск об этом  не  сообщали: «мумия»  никакой материальной ценности не имела.  А что произошло дальше  мы  знаем:  благодаря ярославским музейщикам они попали в храм Николы Надеина, где их и сохранили.

После опознания и экспертизы святыню перенесли в Толгскую  обитель, там мощи положили в гроб, где прежде покоились  обретенные незадолго до них мощи  святителя Игнатия (Брянчанинова). А уже через две недели, 3 сентября,   мощи святителя Иннокентия Иркутского  находились  в соборе Иркутского Знаменского монастыря. Святителя облачили в  родные одеяния: сразу после выставки музей передал епархии плащаницу из его  раки, архиерейскую мантию, митру, поручи, епитрахиль, омофор и воздух. А вскоре случилось еще одно удивительное событие. Оказалось, что прежде в руке святителя Иннокентия был крест с распятием Господа, и один архимандрит при вскрытии мощей забрал его и передал в надежные руки на хранение.   Архиепископ Керченский Анатолий, у которого оказался крест  святителя, перед отъездом к месту своего служения в Великобританию приехал в Иркутск и исполнил завещанное: своими «надежными руками»  вложил крест в длань святого. На этом можно было бы поставить точку.  Но святителя Иннокентия с ярославским краем связывает еще одна невероятная история. Давняя.

Первый епископ Переславский Иннокентий (Кульчицкий)

2017_03_16_005_04Сразу скажем, что в городе Переславле епископ Иннокентий (Кульчицкий) никогда не был. И тем не менее в 1721 году он получил назначение на вновь созданную Переславль-Залесскую кафедру.  Дело в том, что епархия  существовала тогда лишь на бумаге, да и создана была только затем, чтобы Иннокентий мог   именоваться епископом Переславским. Это был подлог государственной важности.

В начале XVIII века до Священного Синода дошли слухи о том, что китайский император  склонен принять христианство. Петр I решил отправить в Китай духовную миссию во главе с толковым епископом. На эту роль царь определил иеромонаха Иннокентия, которого знал лично и ценил за ум и благочестие. А чтобы  в Китае не догадались об истинной цели миссии, нарекли   Иннокентия  епископом Переславским.  Петр I сам выбрал город, который  находился бы подальше от Китая. Сразу после поставления епископ Переславский Иннокентий отправился в маленький городок на границу Китая, где жил три года.  В Китай его так и не впустили. А потом выяснилось, что слухи о желании китайского императора стать православным, были ложными.  В 1727 году  епископ Иннокентий возглавил вновь образованную Иркутскую епархию — уже реальную. А  Переславская — номинальная — в тот же год  была упразднена.

 

Марина Шиманская

Фото: Сергей Метелица

 

На снимках:

1 — Е.А. Анкудинова в храме Николы Надеина у мощей благоверных князей Федора, Давида и Константина в 1988 году.

2 — Во время молебна в Спасо-Преображенском монастыре.

3 — Д.М. Шаховской. Ярославль, 1988 год

4 — Перенос мощей в Федоровский собор.

5 — Молебен у мощей в Федоровском соборе возглавил архиепископ Ярославский и Ростовский Платон.

 
 
 
Яндекс.Метрика
1496084799.32