Иерей Александр Сатомский: Освящение: мед, яблоки, орехи, жизнь?

2013_08_16_005_01На Успенский пост приходится ряд народно любимых праздников – «Спасов». Каждый из них посвящен Спасителю Господу Иисусу Христу и в каждый из них освящаются начатки нового урожая. На изнесение древ Креста Господня (14 августа) освящается мед, в день Преображения Христа на Фаворе (19 августа) – плоды садов и огородов, в празднование Нерукотворного Образа Спасителя – орехи.

Наш церковный народ особой любовью любит всякий день, в который из храма можно унести домой что-то особенное, освященное. Не принципиально важно что это: от Артоса и Великой Агиасмы до вербы, березовых веточек, цветочков и т.д. В чем смысл подобной любви к видимым знакам благодати? Не лучше ли высоко почитать Бога, устремляя сердце в горняя, а не копошиться на земле с этими, по сути, глубоко земными вещами? Более того, в определенной среде христиан присутствует откровенное гнушение подобным.

Разберемся по порядку. Ветви вербы и березы, хранимые верующими после Входа Господня в Иерусалим и Пятидесятницы соответственно, не имеют никакого особенного сакрального значения. Ценность их от этого, однако, нисколько не умаляется. Они – знаки нашей сопричастности Богу в празднуемых событиях, о которой мы должны помнить и тогда, когда соответствующие праздничные песнопения давно умолкли. «Да, Господи, – должен напоминать себе христианин, взгляд которого упал на засохшие веточки в красном углу, — да, и я кричу Тебе осанна, и я жажду Твоего прихода, Царь Израиля и Царь мира, и я не хочу быть с Твоими распинателями, соединяясь с ними, однако, каждый раз когда грешу против Тебя».

Освящаемые же определенным образом в конце Страстной Седмицы и в первый день Светлой продукты – куличи, яица, творожные пасхи, а в некоторых местностях – соль и мясо, кропятся святой водой в знак благословения Господня, почивающего на этой трапезе, в знак окончания дней скорбных и вхождения в радость в Боге.

А что же плоды Успенского поста? Освящаемые особыми молитвами, приобретают ли они особые свойства, становятся ли священными. Нужно ли их вкушать теперь как просфору – натощак, а огрызки яблок и скорлупу орехов закапывать в не попираемых ногами местах?

Важно помнить – «святость» о которой говорит Писание не есть «безгрешность» или «чудесность» – как этот термин теперь воспринимается нашим обывательским сознанием. Святость в Библии – отделенность, инаковость чего-либо по отношению к остальному. Бог свят Своею абсолютной непохожестью на все творение. Израиль свят не в смысле безгрешности всего народа перед Богом, а свят своею отделенностью, направленностью всех сил не к миру и его благам, а к Богу и Его истинным благам и дарам. Святость – устремленность к Богу, реализация себя в Боге.

Так и святая вода – не «особая», не «чудесная» вода. Это скорее настоящая вода. Вода, отделенная от остальных вод испорченного грехом разумных существ Космоса. Вода, какой ее задумал Бог и имеющая все свойства, вложенные в нее при творении – исцелять и нести жизнь. И в принесении начатков плодов земли, будь то мед или плоды, мы приносим их к Богу, чтобы в окроплении этой настоящей водой они исцелились от причастности тлению и смерти, которые пытаются овладеть миром. Мы приносим их, чтобы они из «испорченных» и несовершенных вошли в меру реальности и совершенства, задуманную для них Творцом.

И тогда, освященными, мы можем поднять их в руках и прикоснуться через них Небу, в том же литургическом возгласе «Твоя от Твоих, Тебе приносяще…», говоря «эти плоды взрастила земля по Твоему, Господи, благословению. Но в этих плодах есть и часть моих усилий, по сказанному Тобою – «в поте лица будешь есть хлеб» (Быт. 3:19). Вот Твое, Боже, соединенное с моим – прими и исцели несовершенство моих трудов».

Иерей Александр Сатомский, пресс-секретарь епархии

 
 
 
Яндекс.Метрика
1503275633.79