Заупокойную литию по жертвам политических репрессий совершил шестого октября у мемориального памятника возле деревни Селифонтово Ярославского района викарный епископ Рыбинский Вениамин. Владыке сослужили благочинный приходов Ярославского сельского округа протоиерей Димитрий Денисов и духовенство округа.

 

Трагические события произошли здесь 73 года назад. Тогда в течение четырех дней, с 3 по 6 октября 1938 года, в лесном массиве у деревни было расстреляно 187 человек. Это были жители Ярославской, Костромской, Ивановской областей. Люди разного возраста и социального положения: рабочие, служащие, партийные работники, военные, учителя, художник, священнослужители. Все они обвинялись в антисоветской деятельности по 58­й статье и считались «врагами народа».

Обнаружить расстрельный полигон помогли слушатели ярославской школы юных журналистов. В восьмидесятые годы они под руководством своего наставника В.А. Горобченко занялись историей автопробега, совершенного в тридцатые годы ярославскими шинниками. Работая с историческими свидетельствами, ребята заметили, что многие организаторы пробега бесследно исчезли. А позже из подшивок старых газет выяснилось, что они были репрессированы.

Когда материал об этом был опубликован в печати, в школу позвонил житель Селифонтова Михаил Кулагин и рассказал, что рядом с деревней в лесу есть место, где в конце тридцатых годов проводились расстрелы и где покоятся убиенные люди. Валерий Горобченко выехал на место, и Михаил показал ему заросшую травой небольшую воронку, в которой, как он утверждал, и погребли расстрелянных.

Это место Кулагину запомнилось на свою жизнь. Вся деревня слышала тогда страшные крики и выстрелы. Подтверждения об этом поступали и от других людей, но официальные лица поначалу отрицали эти факты, однако когда из глубины сделанного шурфа были подняты кости и остатки одежды и обуви, сомнения рассеялись.

Дальнейшие работы здесь вела областная комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. В октябре 1989 года сюда прибыл экскаватор, чтобы заняться раскопками. Место это болотистое, и работать лопатами было невозможно.

С глубины двух с лишним метров были извлечены остатки одежды и обуви, внутри которых находились человеческие кости. Однако дальнейшие раскопки тогда пришлось приостановить из­за надвигавшейся зимы. Продолжились они летом 1990 года. Ковш экскаватора опять поднял грунт, обильно усеянный истлевшими остатками одежды. Найдены были и резиновые ботики, калоши, женские туфли, куртка, пенсне, курительная трубка… Из-под полусгнившего бревенчатого настила ковшом были подняты человеческие кости, простреленные черепа, в которых застряли пули.

Но вскоре раскопки на полигоне опять были приостановлены. В глиняной глыбе оказались артиллерийские снаряды. Вызванным сюда саперам пришлось вывозить их в безопасное место и взрывать.

Благодаря инициативе сотрудников местного Управления КГБ по архивным делам удалось установить фамилии погибших, год и дату их смерти.

В числе расстрелянных оказались бывший председатель Ярославских городского и областного исполкомов, народный комиссар труда УССР Ф. Н. Доброхотов, митрополит Ярославский и Ростовский Павел (Борисовский), 10 председателей райисполкомов, 22 главы предприятий и организаций, 7 секретарей комитетов ВКП(б), командир 52­й стрелковой дивизии…

11 августа 1994 года близ деревни Селифонтово на месте расстрела был открыт монумент в память невинно убиенных. Огромная плита с контуром человеческого тела, словно мишень для прицела. На белом мраморе – мартиролог с именами погибших. Никто не забыт и ничто не забыто. Чтобы трагедия не повторилась, мы должны знать о ней и помнить. Ежегодно, вот уже семнадцать лет, 6 октября собираются у мемориала Селифонтово родственники расстрелянных и простые ярославцы, чтобы почтить память погибших.

За период с 1918 по 1975 годы в Ярославской области политическим репрессиям подверглось 18155 человек, из них 2219 расстреляно.

Ольга Петрова