2019_04_15_003_01В двух верстах к северу от посада Большие Соли (ныне пос. Некрасовское Ярославской обл.) находится Николо-Бабаевский монастырь. Вот как описывает его в 1912 году священник Алексей Воскресенский: «Когда путник, совершающий плавание свое по одной из великих рек нашей Родины — Волге, достигает того предела, где Костромская губерния граничит с Ярославскою, разделяемая небольшою речкою Солоницею, впадающею в Волгу, он еще издали останавливает внимательный взор свой на представляющейся ему иноческой обители, лежащей на правом берегу Волги, опоясанной длинною белою лентою каменной ограды, с четырьмя большими храмами, из которых один — соборный — царствует не только над прочими каменными зданиями обители, но и над всею ближайшею окрестностью.

Это дом великого вселенского чудотворца Николая — Николаевский Бабаевский мужской общежительный монастырь. Стоящий на берегу многоводной русской реки, окруженный зеленеющимися перелесками и золотящимися нивами, с обширною дубовою рощей на южной своей стороне, монастырь, как светлая и благоприятная свеща, горит пред пренебесным престолом Пресвятой и Животворящей Троицы, простирая к небу многочисленные главы своих четырех храмов, в которых вот уже в продолжении более пяти веков верующие возносят свои молитвы ко Господу у чудотворно-явленного образа Великого Его Угодника — Святого Николая Чудотворца».

Название Бабаевский монастырь получил от бабаек — больших весел, употреблявшихся вместо руля при сплаве леса вниз по Волге из рек Шексны и Мологи. Когда лесопромышленники вводили лес из Волги в Солоницу, тогда эти бабайки становились ненужными, и они складывались на берегу при самом устье Солоницы, близ того места, на котором находится монастырь.

В XIV веке, не позднее второй его половины, совершилось здесь чудное событие — явление иконы свт. Николая, давшее иное назначение этой, дотоле пустынной местности, о чем мы читаем в древнем известии следующее: «Икона чудотворная святого Николы, приплыв рекою Волгою на бабайке, большом весле, приста к брегу; Благовернии же людие обретоша оную, изнесоша и поставиша на брег в дубраву зело красну, идеже монастырь ныне; И начаша людие мнозии стекатися на поклонение святой иконе и чудеса деяхуся; И прииде некто инок Сергиева монастыря Иоанн и устрои первый храм молитвенный из бабаек, и придел во имя Сергия Чудотворца Радонежского; И начаша монастырь созидати, и великую нужду претерпеваху от ограблений и разорения злых людей».

Несомненно, что народное усердие не могло оставить явившуюся святую икону на открытом воздухе: для нее устроена была деревянная часовня, куда стекались верующие для поклонения образу Великого Чудотворца. Во второй половине XIV века здесь образовалась иноческая обитель, которая неоднократно страдала не только от вражеских набегов (казанских татар), но и от опустошительных пожаров, истребивших все древние ее бумаги и те драгоценные сведения, которые они могли дать о минувшей исторической жизни ее в прошлые века. Самыми гибельными из них в этом отношении были пожары 1619 и 1870 года. Основанный одним из учеников Преподобного Сергия Радонежского иноком Иоанном, Бабаевский монастырь долгое время был малоизвестен и существовал в виде бедной пустыни.

От первых дней своего бытия и вплоть до половины XVII века обитель была деревянною, обнесенной бревенчатой оградой с единственным деревянным храмом, и только около этого времени последний был заменен двухэтажным каменным. Несомненно, что без пожертвований со стороны благотворителей сооружение такого храма для монастыря, имевшего скудные материальные средства, было невозможно. Неизвестно в точности, кто являлись благотворителями обители в то время; можно только полагать, что они были люди состоятельные. Царь Алексей Михайлович пожаловал Бабаевской обители «на пропитание лесу в длину на две версты, а поперечнику на версту».

Из настоятелей, управлявших монастырем со времени основания его дo XVIII столетия, известны только трое: игумен Иосиф, упоминаемый в монастырском синодике, писаном в 1730 году; игумен Антоний, записанный в том же синодике после Иосифа, и игумен Лонгин, о котором упоминалось в надписи на месячных минеях. В 1709 году Бабаевский монастырь был лишен самостоятельности и приписан к Николаевскому монастырю, что на болоте, в Переяславле-Залесском, из которого стал получать своих настоятелей. Кроме подаяний от богомольцев и пожертвований со стороны благотворителей, монастырь получал доходы от сдачи в наем принадлежавших ему земель, от арендованных им мельниц и рыбных ловлей, и от находившегося рядом перевоза через реку Волгу. Братия усердно занималась хлебопашеством и скотоводством.

В 1728 году по постановлению Свящ. Синода Николаевский Бабаевский монастырь был отрешен от Николаевского, и его игуменом назначили иеромонаха Галактиона, управлявшего с 1729 по 1739 год. Игумен Галактион привел Бабаевский монастырь в порядок, но после смерти сего деятельного и хлопотливого настоятеля экономическое состояние монастыря скоро пришло в упадок.

С 1748 по 1754 год настоятелем монастыря был игумен Гурий, увековечивший свое имя в обители тем, что установил совершать в ней ежегодное празднование Иверской иконы Божьей Матери. Побуждением к установлению этого праздника послужило то обстоятельство, что Гурий, страдавший болезнью ног, получил исцеление после молитвы перед Иверской иконой, пожертвованной в монастырь в 1724 году жителем посада Большие Соли Василием Исаковым.

В годы управления игумена Филагрия (с 1759 по 1790 г.) монастырь получил драгоценное пожертвование: знаменитый вельможа времен Екатерины II князь Григорий Александрович Потемкин принес в дар монастырю часть мощей Святителя Николая в серебряном вызолоченном ковчеге. Потемкин имел вокруг Бабаевского монастыря до 12 тысяч душ крепостных крестьян.

Иеромонах Савва, управлявший монастырем с 1793 по 1810 год, был одним из выдающихся его настоятелей. Он отличался высокими нравственными качествами, строгой подвижнической жизнью, искренним простодушием и нестяжательностью, и вместе с тем был деятельным, энергичным и заботливым устроителем обители. Расширив и украсив монастырский храм, Савва в 1798 году пристроил к нему с западной стороны новую каменную трехъярусную колокольню вышиной в 18 саженей.  Им же были построены вновь или отремонтированы обветшавшие монашеские кельи, а деревянная ограда монастыря заменена на каменную.

Пожертвования добрых людей на устроение монастыря делались не только деньгами, но и драгоценными иконами. Так, инокиня Костромского Крестовоздвиженского монастыря принесла в дар Бабаевскому монастырю украшенную золотым шитьем с жемчугом Казанскую икону Божьей Матери. По особому указанию Божьему, бывшему ей в сонном видении, икона эта почиталась чудотворной наравне с другими чудотворными иконами обители. Затем госпожа Победимская, жившая в Суздальском женском монастыре, пожертвовала в Бабаевский монастырь икону Успения Божьей Матери, по размерам представлявшую копию с чудотворной Киевской иконы, с вложенными в нее частицами мощей киевских угодников Божиих.

С 1810 по 1824 год настоятелем Бабаевского монастыря был архимандрит Анастасий, который сделал монастырь одним из первых в Костромской епархии как по количеству и образу жизни братии, так и по благоустройству храмов и прочих зданий. В 1814 году он закончил постройку Успенской надвратной церкви, а в 1821 году  –  больничную церковь во имя свт. Иоанна Златоуста и прп. Сергия Радонежского. Одновременно с этим с 1817 по 1823 год на северной стороне монастыря был построен новый пятиглавый храм во имя свт. Николая Чудотворца. Для приходящих и приезжающих богомольцев была выстроена двухэтажная каменная гостиница. В Бабаевском монастыре он же установил благоговейное совершение церковных богослужений, стройное столповое пение и неторопливое внятное чтение в церкви. К некоторым работам, как например уборке хлеба и сена в летнее время, он привлекал всю братию, не исключая и старших.

В 1846 году в монастырь приезжал в отпуск по болезни на 11 месяцев настоятель Сергиевской пустыни близ Петербурга архимандрит Игнатий (Брянчанинов). Это посещение имело для монастыря важные последствия.

13 октября 1861 года епископ Игнатий, уволенный на покой, прибыл в Николо-Бабаевский монастырь в качестве настоятеля. Управление таким начальником, каким был епископ Игнатий, знаменитый своей административной опытностью, строгой монашеской жизнью и аскетическими сочинениями, положило начало процветанию обители во всех отношениях.

Вместе с епископом Игнатием в монастырь прибыли управлявший при нем кавказским архиерейским домом игумен Иустин, ризничий иеромонах Каллист, иеромонах Феофан и несколько послушников. В конце 1862 года на жительство в Бабаевскую обитель приехал и родной брат владыки Петр Александрович Брянчанинов, ранее занимавший должность Ставропольского губернатора. Он поселился в монастыре на правах богомольца. Все свои сбережения братья Брянчаниновы жертвуют на ремонт зданий и удовлетворения настоятельных нужд обители. При епископе Игнатии на Волге напротив монастыря была установлена пристань-часовня, у которой останавливались все идущие мимо пассажирские пароходы. В часовне служились молебны и производилась продажа церковных свечей, просфор и образов. Для улучшения материальных средств монастыря было восстановлено хлебопашество на принадлежащих ему землях. Так как эти земли были частью болотные, то для осушки их прорыты канавы и вода спущена в Волгу. В связи с увеличением количества богомольцев и теснотой Никольской церкви, вмещавшей в себя не более 600 человек, у епископа Игнатия неоднократно возникала мысль о постройке нового соборного храма вместо обветшавшей Иверской церкви.

Составление проекта нового храма епископ Игнатий поручил знакомому архитектору, профессору Академии художеств И. И. Горностаеву.

Весть о начале строительства нового храма быстро распространилась среди жителей Ярославской и Костромской губернии и многие из них стали присылать свои пожертвования не только деньгами, но и строительными материалами. П. А. Брянчанинов, принимавший в этом деле живое участие,  пожертвовал около 5000 рублей — последнее свое состояние.

Влияние преосвященного Игнатия, опытного руководителя в монашеском подвиге и мудрого наставника в делах благочестия, на внутреннюю жизнь монастырской братии, конечно, было весьма велико и плодотворно. В свободные часы преосвященный занимался пересмотром своих сочинений, пополнил их новыми статьями и приготовил к печати. Четыре тома этих сочинений вышли при жизни епископа Игнатия, а пятый после кончины. Всю свою жизнь он был усердным совершителем внутреннего подвига, особым делателем молитвы Иисусовой, много писал о ней. Ряд его работ был написан во время проживания святителя в Николо-Бабаевской обители. Утром 30 апреля 1867 года епископ Игнатий тихо скончался во время молитвы. Тело его было погребено в больничной монастырской церкви святого Иоанна Златоуста и преподобного Сергия Радонежского, в склепе за левым клиросом.

После его кончины, Священным Синодом в должности настоятеля Бабаевского монастыря был утвержден архимандрит Иустин. Духовное воспитание он получил под непосредственным руководством святителя Игнатия и потому являлся ревностным подражателем его в делах монастырского управления.

Начало XX века явилось для монастыря столь же бурным и катастрофичным, как и для всей России. Люди, руководствовавшиеся идеей всемирного разрушения и революционного насилия, взяв власть, принялись за дело. Все, что создавалось веками, превращалось в груды развалин. Не обошла эта участь и Бабаевский монастырь. К началу 20-х годов богослужение в соборном храме прекратилось и большинство братии рассеялись по разным местам. На территории монастыря был организован Костромской детский дом, а затем школа сельской молодежи. Здесь же располагался совхоз «Революция», затем районный исполнительный комитет. Соседство с церковными храмами вызывало раздражение и недовольство новой власти. Постепенно оказались разобранными церковные постройки внутри монастыря; дошла очередь и до соборного храма. В середине 30-х годов его начали разбирать на кирпич и увозить в поселок Красный Профинтерн для строительства бани. Однако качество и крепость стен храма были настолько высоки, что он не поддавался дальнейшей разборке, поэтому решено было его взорвать.

Для этой цели летом 1940 года в монастырь приехала специальная бригада взрывников, которая заложила в отверстия, просверленные в стенах Иверского храма, взрывчатку и произвела его уничтожение.

С сентября 1941 года по август 1945 года в зданиях бывшего монастыря разместился эвакогоспиталь № 3044, первым начальником которого был военврач 3 ранга В. В. Болдин, а с 1943 года и по 1945 г. — подполковник медслужбы Г. С. Лопатухин.

После ликвидации госпиталя на Бабайках была открыта детская трудовая колония, при которой имелась своя школа. В середине 1950-х годов колонию закрыли, передав помещения под нужды областного детского костно-туберкулезного санатория.  После перевода санатория в 1995 году в пансионат «Левашово» Бабайки, оставшись без хозяина, подверглись окончательному разрушению.

В 1998 году территория монастыря была передана Ярославской епархии. В одном из сохранившихся зданий поселились несколько монахов, которые под руководством игумена Бориса (Долженко), принялись за восстановление разрушенной обители.

С использованием материалов сайта Николо-Бабаевского монастыря