Архимандрит Сильвестр (Лукашенко). К вопросу о справедливости и любви в современном обществе

001_00123 октября 2014 года в Ярославской области прошла работа секции «Традиционные ценности как духовная основа российской идентичности» в рамках расширенного двухдневного заседания президиума Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям с участием членов Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ. На секции выступил архимандрит Сильвестр (Лукашенко).

«В последние десятилетия тема справедливости в человеческой цивилизации занимает большое значение. Сейчас – это одна из наиболее актуальных и сложных проблем, особенно на Западе.

Начало научному исследованию было положено американским философом Джоном Роулзом. В 1971 году вышла в свет его книга «Теория справедливости». «Справедливость, – писал Роулз, – есть главная добродетель социальных установлений, как истина есть главная добродетель систем мышления».

В настоящее время проблема справедливости сильно обострена, чему способствует как распространение информационно-коммуникационных технологий, поляризованность общества, так и глобальный экономический, а теперь уже и политический кризис. Проблема справедливости, и социальной справедливости в первую очередь, становятся вызовом: человечество требует справедливых решений, прежде всего создания справедливого общества.

Определимся с тем, что наши соотечественники понимают под справедливостью. По опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, проведенному в 2007 году, либеральный взгляд на социальную справедливость – «социальное равенство, равноправие, законность для всех» – поддерживают наибольшее число опрошенных – 19%; 14% опрошенных считают, что социальная справедливость «это когда всего у всех поровну и нет ни бедных, ни богатых», 13 % считают, что справедливость в обществе – это благополучие народа, достойные зарплаты и пенсии, доступное жилье: 6% под социальной справедливостью понимают социальную защиту, поддержку нуждающихся слоёв населения со стороны государства; 3% считают «от каждого по способностям — каждому по труду»; 2% говорят о справедливости как о бесплатной качественной медицине и доступном для всех образовании. Мы видим, что каждый человек и разные группы людей воспринимают справедливость субъективно.

Но не всегда в человеческом обществе понимание справедливости носило воздаятельные, распределительные функции.

В древности, в Ветхом Завете Господь дал народу израильскому Закон. Он воспринимался обществом как справедливость. Можно разбирать многочисленные установления закона в отношении тех или иных действий или же наказаний всего народа Божия или же каждого человека в отдельности, но главное в следующем. Во-первых, Закон не взирает на лица. Во-вторых, каждый лично должен отвечать за свои поступки, «отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление» (Втор. 24:16). В-третьих, преступления против личности человека карались очень строго. И, в-четвертых, самым страшным преступлением было преступление против Бога. Таков Закон, такова была справедливость.

Для чего же был дан Закон? Как сказано в Писании, Закон был дан по «причине преступлений» (Гал. 3:19), чему множество подтверждений мы находим в истории. Цель его в том, чтобы те, кто его принимали стали «чистыми от делания порока» и воздержались от дел порочных (Григорий Нисский, свт. Точное толкование Экклезиаста Соломонова).

Принцип справедливости известен в Древней Греции. Но эта справедливость имеет нравственный и культурный оттенок. Справедлив совершенный мир, правильно организованный и не имеющий ущерба космос. В Древнем Риме мы видим, как это понятие принимает юридический оттенок: каждому своё, каждому по заслугам – гласит здесь формула справедливости. Такое понимание больше всего приближает нас к социальной справедливости, с которой мы сталкиваемся уже в более позднюю эпоху, эпоху реформации. О какой социальной справедливости здесь идет речь? Именно о той, которая требует правильного распределения по заслугам, о той, которая требует воздаяния в качестве наказания, которая требует вернуть человеку желаемое им. Таков принцип гуманизма, на котором строится и современная культура.

Но такая справедливость как мы уже говорили, имеет распределяющий, воздающий характер. Благодаря этому она несет и различение, и разделение. Поэтому естественны в общении между людьми, в обществе, выстроенном на справедливости, конфликты. Основываясь на справедливости, мы всегда будем находиться в состоянии борьбы. Поэтому вполне естественно, что в современном обществе распадается семья, где каждый из супругов ищет своего, возникает рознь между социальными и национальными группами. Так и приходят в общества социальные конфликты войны и революции.

Получается, что справедливость в восприятии каждого человека, каждой социальной и политической группы своя, т.е. субъективная. Для делающего беззаконие справедливость в том, что не справедливым является запрет совершать беззаконие. Вспомним недавнее революционное прошлое нашего государства – «Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем». Классический пример справедливости в действии.

Для того, чтобы нейтрализовать эти конфликты, распределяющая справедливость призывает на помощь действие закона. Получается, что люди, стремящиеся к справедливости в обществе, договариваются между собой о соблюдении норм и правил общего жития – законов. Проблема в том, что они наделяют этот закон характеристиками этой самой справедливости. Он должен быть справедлив. Но каковы критерии, позволяющие признать тот или иной закон справедливым? Закон не может быть справедливым или не справедливым, он может быть совершенным или нет. И в конечном итоге люди, жаждущие справедливости, стремятся к исправлению уже установленных законов, к разрушению их. Хотя, естественно, что соблюдение законности в обществе – гарантия большей его стабильности. Обратимся к современной истории: в обществе есть группы, говорящие о правах личности, которая самостоятельна в своем выборе, затем о толерантности, в соответствии с которым общество должно попытаться понять этих людей, они указывают на несовершенство закона, не учитывающего все реалии жизни человека, а затем они будут требовать подчинения уже действующему закону тех людей, которые живут, основываясь на законах, которые были раньше.

В силу такой конфликтности, хотелось бы найти другой принцип в первую очередь внутренней жизни человека, который бы не разъединял общество и людей между собой, а старался объединять, принцип, который бы укладывался в традиционные ценностные установки. Таковым может быть только закон любви, любви как милосердия, сострадания, взаимопонимания, жертвенности, патриотизма. При сохранении понимания того, что закон любви – это внутренний закон, к которому человек должен стремиться, а справедливость – внешний закон, который в силу нашего несовершенства позволяет обществу жить более устойчиво и более организованно. Таким образом, целью в личностном развитии и как следствие в общественном, должно стать максимальное приближение к идеалу любви.

К сожалению, эти понятия настолько трансформировались в сознании человека, что утеряли свой изначальный смысл. Даже в Ветхом Завете Бог был не столько справедлив, сколько милостив. Хотя одно из проявлений милости — закон справедливого суда. Вспомним о том, что «суд — дело Божие» (Втор. 1:17).

Вспомним Священное Писание. Заповедь любви не ограничивается пределами одного народа, она говорит о настоящей любви между людьми. Как сказано в Писании: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. гл. 13). Таким образом, мы видим здесь состояние безконфликтности. Обратим внимание, что именно к этому закону любви и подводил человечество ветхозаветный закон. Об этом и говорит Писание: «… Весь Закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал. 5, 14) или же «Ненависть возбуждает раздоры, но любовь покрывает все грехи» (Прит. 10:12). Но, желая найти удовлетворение в материальном, человек подменил временным понимание настоящего блага.

Таким образом видится вектор развития общества в современных культурных границах, учитывая многоконфессиональный и многонациональный состав последнего. Наша задача – поднять значимость понятия любви и научиться раскрывать его ценность в произведениях культуры, в образовательном процессе. Ибо любовь нас объединяет и дает нам возможность жить безконфликтно в одной многонациональной и поликультурной семье. При этом не исключая действия традиционного понятия справедливости, не исключая действия Закона. Любовь является внутренним законом бытия человека, а справедливость – внешним законом жизни как человека, так и общества в целом».

 

 
 
 
Яндекс.Метрика
1537876364.91